000022 Омсукчан. Омсукчанский сайт
Главная Фотоальбом Литература Чат
Рекламма бегущей строкой Рекламма бегущей строкой
Гарри Гаррисон серия - "Стальная крыса"
КРЫСА ИЗ НЕРЖАВЕЮЩЕЙ СТАЛИ СПАСАЕТ МИР.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
КРЫСА ИЗ НЕРЖАВЕЮЩЕЙ СТАЛИ СПАСАЕТ МИР

КРЫСА ИЗ НЕРЖАВЕЮЩЕЙ СТАЛИ СПАСАЕТ МИР

 

Глава 1

     - Джеймс Боливар ди Гриз - вы мошенник, - сказал Инскин. Звуки из его глотки вылетали какие-то совсем животные, при этом он злобно тряс передо мной папкой бумаг. Дело происходило в его кабинете, я стоял, прислонившись к стеллажам, - сама оскорбленная невинность.

     - Я не виновен. Все это холодная расчетливая ложь, - хныкал я. Прямо за мной находилось отделение для сигар, и я, одной спиной, без помощи рук, нащупывал его замок - на такие штуки я мастер.

     - Мошенничество, обман, одно хуже другого - докладные на вас все еще поступают. Вы обманывали свою собственную организацию, Специальный Корпус, своих товарищей...

     - Да нет же! - вскричал я, а сам в это время быстренько вскрывал замок.

     - Недаром вас прозвали Скользким Джимом!

     - Так это же просто детское прозвище. Когда моя мама купала меня в детстве, я показался ей очень скользким.

     В это время сигаретный ящик открылся, и я втянул носом ароматнейший запах.

     - Да знаете ли вы, сколько наворовали? - Его лицо налилось кровью, а глаза выпучились. Все это выглядело очень несимпатично.

     - Я украл? Да я умру лучше! - трогательно провозгласил я, незаметно вытаскивая при этом пригоршню дьявольски дорогих сигар, предназначенных для очень важных персон. Уж лучше я выкурю их сам - так будет правильнее. Нужно признать, что я уделял гораздо больше внимания краже курева, чем нудным упрекам Инскина, так что не сразу заметил перемену в его голосе. Я вдруг понял, что едва слышу его слова. Он даже не шептал - было такое впечатление, словно в его горле вырубили регулятор громкости.

     - Говори громче, Инскин, - сказал я твердо. - Или тебе стыдно за твой поклеп?

     Я отошел от шкафа и повернулся к Инскину боком, чтобы он ненароком не увидел, как я засовываю в свой карман кучу редкостных сигар ценой не меньше сотни кредиток. Он продолжал невнятно бормотать, не обращая на меня внимания и беззвучно тряся бумагами.

     - Ты что, нездоров?

     В голосе у меня было немного настоящей озабоченности, потому что теперь он выглядел совсем уж худо. Даже когда я переменил место, он не повернул головы и, беззвучно шевеля губами, продолжал смотреть туда, где я стоял раньше. И был очень бледен. Я зажмурился и поглядел на него.

     Он вовсе не был бледный - прямо прозрачный. Сквозь его голову стала отчетливо видна спинка стула.

     - Прекрати! - завопил я, но он, пожалуй, не слышал. - Что это за штучки? Объемные проекции, чтоб меня одурачить? И не трудись! Скользкий Джим не из тех, кого можно надуть, ха-ха!

     Быстро пройдя через комнату, я протянул руку и ткнул указательным пальцем ему в лоб. Преодолев слабое сопротивление, палец вошел внутрь, а он как будто этого и не заметил. Только когда я отвел руку, раздался слабый хлопок, и Инскин исчез начисто. Осталась только пачка бумаг, которая упала на крышку стола.

     - Б-р-р-р! - проворчал я нечто невразумительное. Потом нагнулся и стал искать под стулом скрытый проектор, но в этот момент раздался противный треск, и дверь кабинета слетела с петель.

     Ну, в таких-то делах я разбираюсь. Еще стоя на четвереньках, я быстро развернулся и как раз успел встретить первого вошедшего. Ребро моей ладони врезалось ему в горло, прямо под противогазную маску. Человек хрюкнул и упал как подкошенный. Но вслед за ним ворвалось еще много народу, все в таких же масках и белых халатах, с маленькими черными ранцами за спиной. Часть - без оружия, часть - с импровизированными дубинками. Все это выглядело весьма необычно. Превосходящие силы оттеснили меня в глубину комнаты, однако я успел залепить одному ногой, а от второго отделался ударом в поддых. Потом я прижался спиной к стене, и они набросились на меня всем скопом. Я врезал кому-то по загривку, он упал... и растаял, не успев долететь до пола.

     Вот это интересно... Число людей в комнате стало быстро изменяться, когда некоторые из тех, кого я свалил, стали пропадать. Это было очень здорово и могло бы уравнять шансы, если бы прямо как из воздуха не возникали все новые и новые люди. Я попытался прорваться к двери, но этот номер не прошел, а потом на мою голову обрушилась дубинка и вышибла из нее остатки соображения.

     После этого все стало похоже на драку под водой. Я повалил еще нескольких, однако делал это уже без души. Меня схватили за руки и стали тащить из комнаты. Я немного подергался и славно отругал их на полдюжине наречий, но все, конечно, без толку. Они проволокли меня из комнаты дальше, в ожидавший лифт. Кто-то поднял газовый баллончик, и, как я ни старался отвернуть голову, струя газа попала мне прямо в лицо.

     Никакого действия я не почувствовал, зато разозлился еще больше и стал лягаться, щелкать зубами и вовсю ругаться. Люди в масках что-то мямлили ругались, должно быть, и это взбесило меня еще пуще. К тому времени, когда мы добрались до места назначения, я был готов убивать, что в обычном состоянии для меня делать довольно затруднительно, и убивал бы, не будь накрепко привязан к какому-то хитрому электрическому стулу с электродами, прикрепленными к запястьям и лодыжкам.

     - Хоть расскажете потом, собаки, что Джим ди Гриз умер как мужчина! проорал я. На голову мне опустился металлический шлем, и, перед тем как он закрыл мне лицо, я ухитрился выкрикнуть:

     - В задницу ваш Специальный Корпус. И в задницу вашу...

     Опустилась темнота, и я понял, что дожил до разрушения сознания, а может, и до электрического стула.

     Но ничего не произошло, шлем снова поднялся, и один из моих пленителей снова пустил мне в лицо струю газа. Я почувствовал, как моя злоба исчезла так же быстро, как и появилась. Тут я увидел, что они освобождают мне руки и ноги. И еще, в это время большинство из них уже сняло маски, и я узнал техников и ученых Корпуса, которые обычно околачивались в этой лаборатории.

     - Скажите мне кто-нибудь, какого черта вы все это затеяли?

     - Дайте мне сначала закончить, - сказал один из присутствующих, седовласый мужчина с кривыми зубами, похожими на старые пожелтевшие надгробные камни, зажатые между губ. Он повесил мне на плечо один из ранцев и вытянул из него кусок провода. На его конце был небольшой диск, человек коснулся им моего затылка, и провод пристал.

     - Ведь вы - профессор Койцу, верно?

     - Да. - Зубы задвигались вверх и вниз, как клавиши пианино.

     - Скажите, пожалуйста, уместно ли будет, если я попрошу объяснений?

     - Конечно. В данных обстоятельствах это будет естественно. Ужасно неприятно, что нам пришлось обойтись с вами так грубо. Это был единственный выход захватить вас врасплох и как следует разозлить. В ярости рассудок замкнут сам на себя и может сам себя поддерживать. Если бы мы пытались вас уговорить, объяснить, что к чему, то провалили бы все дело. Пришлось просто напасть. Мы дали вам газ ярости и сами им надышались. Больше нечего было делать... черт возьми, пришла очередь Магистра! Это все сильнее чувствуется даже здесь. - Один из белохалатников вдруг задрожал, сделался прозрачным и исчез.

     - С Инскином вышла та же история? - спросил я.

     - Конечно, он - в первую очередь.

     - Почему? - спросил я, тепло улыбнувшись и решив, что это, пожалуй, самый идиотский разговор в моей жизни.

     - Они борются против Корпуса. Начинают с руководителей.

     - Кто?

     - Не знаю.

     Я услышал, как заскрипели мои зубы, но внешне сохранил спокойствие.

     - Будьте добры объяснить более подробно или найдите кого-нибудь, кто сможет рассказать эту историю лучше вас.

     - Виноват. Прошу прощения.

     Он промокнул платком бусинки пота на лбу, а кончиком языка облизал сухие губы.

     - Эта история началась слишком быстро, знаете ли, - экстренные меры и все такое. Кто-то, когда-то, где-то пытался изменить время. Естественно, они должны выбрать своим первым объектом Специальный Корпус, какие бы другие планы они при этом ни вынашивали. Так как наш Корпус является самой эффективной и широко разветвленной наднациональной и межпланетной организацией по охране законности в истории Галактики, то мы, естественно, - главное препятствие на их пути. Рано или поздно любой обширный план по изменению истории должен натолкнуться на противодействие Спецкорпуса. Вот они и решили расправиться с нами как можно раньше. Если они смогут устранить Инскина и других руководителей, вероятность существования Спецкорпуса сильно понизится, и нас всех сдует, как только что сдуло бедного Магистра. Я быстро моргнул.

     - Не могли бы мы выпить чего-нибудь? Мне нужно прочистить мозги.

     - Отличная идея. Пожалуй, я и сам выпью. Диспенсер выдал по его выбору какую-то тошнотворную зеленую жидкость. Я же заказал большую порцию "Пота Сируисской Пантеры" и выпил одним глотком почти все. Это чудовищное варево дает такое потрясающее похмелье, что торговля им запрещена в большинстве цивилизованных миров. Эта штука пошла мне явно на пользу. Я прикончил стакан, и из хитросплетений моего подсознания выскочило одно воспоминание.

     - Остановите, если что не так, - кажется, я однажды слышал вашу лекцию о невозможности путешествий во времени.

     - Конечно, темпоральные исследования - моя специальность. Можете считать это наступление дымовой завесой. Мы освоили путешествия во времени уже много лет назад, но использовать боялись. Изменение темпоральных линий и тому подобное. Именно то, что творится сейчас.

     Но мы вели обширную программу изысканий и расследований во времени, именно поэтому, когда все началось, мы смогли понять, что происходит.

     Нападение было таким неожиданным, что у нас не было времени кого бы то ни было предупредить, хотя, по правде сказать, тут предупреждения не помогают.

     Мы выполняли свой долг. Ведь только мы могли что-то предпринять. Сначала мы соорудили вокруг этой лаборатории фиксатор времени, потом сделали портативные модели, как та, что вы сейчас носите.

     - А как она работает? - спросил я, с большим уважением дотрагиваясь до металлического диска у себя на затылке.

     - В ней хранится копия вашей памяти, которая записывается назад в мозг каждые три миллисекунды. Она, таким образом, напоминает вам, кто вы такой, и исправляет все изменения личности, которые могли появиться от искажения темпоральных линий в прошлом. Чисто защитный механизм, но это все, что мы пока можем.

     Уголком глаза я заметил, как еще один человек пропал с глаз. Голос профессора посуровел.

     - Мы должны атаковать, если хотим сохранить Корпус.

     - Атаковать? Сейчас?

     - Нужно послать кого-нибудь в прошлое, чтобы найти силы, начавшие темпоральную войну, и уничтожить их, пока они сами не расправились с нами. У нас есть необходимое оборудование.

     - Считайте меня добровольцем. Работенка как раз по мне.

     - Оттуда нельзя будет вернуться. Это задание - без возврата.

     - Тогда я отказываюсь от последних слов. Мне и здесь нравится.

     Внезапно я весь сжался от воспоминания, восстановленного, без сомнения, всего три миллисекунды назад, и приступ страха начал проникать мне в кровь.

     - Анжела, моя Анжела, мне нужно с ней поговорить!

     - Она же не единственная!

     - Для меня она единственная, проф. Отойдите в сторонку, а не то я пройду через вас.

     Он отступил, нахмурившись, что-то бормоча и постукивая себя по зубам кончиками ногтей, а я торопливо набрал номер на видеофоне. Экран дважды звякнул, и в следующие несколько секунд, пока она не ответила, для меня прошла целая вечность.

     - Ты здесь! - выдохнул я.

     - А где мне еще быть?

     По ее лицу пробежала тень, и она втянула в себя воздух, как будто она хотела уловить запах спиртного через экран.

     - Ты опять пил, да еще так рано.

     - Только капельку. Как у тебя дела? Ты просто отлично выглядишь, совсем непрозрачно.

     - Капельку? Больше похоже на целую бутыль. - Ее голос заледенел, и она вновь стала похожа на прежнюю, непеределанную Анжелину - самую ловкую и безжалостную мошенницу во всей Галактике, какой она была до тех пор, пока врачи Корпуса не выправили в ее мозгах какие-то извилины. - Вешай-ка трубку, прими пилюлю и позвони снова, как только протрезвеешь. - Она потянулась к кнопке отбоя.

     - Не-ет! Я совершенно трезв и жалею об этом. Это тревога, "3-А", высший приоритет. Моментально двигай сюда и привози близнецов. - Конечно. - Она моментально вскочила на ноги, готовая бежать. - А где ты?

     - Координаты этой лаборатории, быстро! - рявкнул я, поворачиваясь к профессору Койцу.

     - Уровень 120, комната 30.

     - Ты слышала? - сказал я, поворачиваясь к экрану. Он был пуст!

     - Анжела...

     Я отсоединился и снова набрал на клавишах ее код. Экран осветился, и появилось сообщение: "Номер не соединяется". Тогда я побежал к двери. Кто-то схватил меня за плечо, но я отшвырнул его в сторону, схватился за ручку двери и распахнул ее.

     Снаружи ничего не было. Только бесформенное, бесцветное нечто, которое, когда я глянул через него, творило странные вещи с моим мозгом. Потом меня оттащили от двери и захлопнули ее. Профессор Койцу встал к двери спиной и тяжело задышал. Его лицо было искажено теми же непонятными ощущениями, которые испытывал и я.

     - Исчезли, - сказал он хрипло. - Коридор, вся станция, все здание.

     Осталась только лаборатория, блокированная нашим фиксатором. Спецкорпуса больше не существует, во всей Галактике никто о нас даже не вспомнит. А когда выключится фиксатор, исчезнем и мы.

     - Анжела, где она, где они все?

     - Она даже не родилась и никогда не существовала.

     - Но я помню ее, я помню их всех.

     - На это весь расчет: покуда жив хоть один человек, помнящий нас и Корпус, мы имеем микроскопический шанс в конце концов выжить. Кто-то должен сорвать темпоральную атаку. Если не ради Корпуса, то хотя бы ради цивилизации. Сейчас переписывают историю. Но это - не навечно, если мы сможем противодействовать.

     Путешествие в прошлое на всю жизнь, без возврата, в чуждый мир, - кто на это решится, будет самым одиноким из живущих, за тысячи лет до рождения своих современников, своих друзей.

     - Готовьтесь. Я отправляюсь.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Сегодня:

Пришла весна, запели птицы,
И женский день уж тут как тут.
И вот в окошко он стучится.
Все женщины его так ждут!
Желаю расцветать с весною,
Всегда счастливой самой быть.
В любви купаться с головою,
И много нового открыть.



Мир полный сказочных цветов,
Примите в этот день весенний!
Мир с дивным шорохом ветров
Примите в этот день весенний!
Мир с чудной песнью соловья.
Мир с звонким голосом ручья.
Мир с песней мартовской капели
Примите в этот день весенний!







Связь с админом.

Ваше Имя:
Ваш E-mail
Сообщение